Адвокатский вальс

Записки адвоката. Каминская Д.
автор:
Каминская Д.
5

Конечно, усилия тщетны
И им не вдолбить ничего:
Предметы для них беспредметны,
А белое просто черно.
(Юлий Ким. Адвокатский вальс)

Данную книгу отличает от других подобных – очень детальное описание всего дела, от «совершения преступления» до окончательного приговора, детальная характеристика не только подзащитных, но и практически всех участников следствия и судебного процесса, а также просто истории из жизни, но так или иначе связанные с делами. Видна вся подноготная советского «правосудия».

Важной особенностью этих мемуаров является то, что автор не скрыл от читателя человеческую сущность, так старательно упрятанную в оболочку судьи, адвоката, прокурора. Они не выглядят как бездушные роботы-правоведы, а тоже живут и во время реализации своих профессиональных обязанностей и вне этого.
А мы с Левой здесь же, на глазах у всех, что-то кричащих, плачущих и смеющихся, целуемся. И я чувствую слезы у него на лице и говорю:
– Лева, это неприлично – ты плачешь.
– А ты знаешь, как ты слушала приговор? Хочешь, я тебе покажу? – Он быстро произносит: Предъявленное Бурову и Кабанову обвинение находит недоказанным. – И вдруг всплескивает руками и хватается за голову: Думаешь, это прилично адвокату хвататься за голову во время чтения приговора?

Но непосредственно перед тем, как поведать читателю о самых впечатляющих делах в своей профессиональной деятельности, автор расскажет о положении адвокатуры до и после Октябрьской революции, выделит некоторые этапы ее развития в СССР, почему она выбрала эту профессию, о советских реалиях на этом поприще, о незавидной роли адвоката и т. д.

Дина Исааковна Каминская стала известна, прежде всего, наверное, по той причине, что защищала политических «преступников» - советских диссидентов. Она была одна из тех, кто, как рекомендует Сьюзен Джефферс, боялась, но делала свою работу! Она была сторонником принципиальной защиты. Но никакого безрассудства она не допускала и по этой причине допускалась (она была в списке адвокатов составленном КГБ, которых можно было допускать – до некоторого времени) к таким процессам. О политических процессах она пишет:
Наверное, никогда раньше, … я не испытывала такого страстного желания помочь человеку, желания, соединенного с пониманием того, что передо мной стена, прошибить которую не могу ни логическими рассуждениями, ни ссылками на закон. (Потом, в последующих политических делах оба этих чувства возвращались всегда. Они не ослабевали со временем, не становились менее мучительными.)

Однако первое дело, с которым читателю предстоит ознакомиться, не относится к политическим. Это дело – защита двух подростков, которые «попали под каток» цвета перца чили или просто «Дело мальчиков». Оно настолько впечатлило Д. И. Каминскую, что она решила через многие-многие годы написать о нем.

Вторым делом будет уже политическое – это дело по защите писателя Юлия Даниэля. Д. И. Каминская должная была защищать его, по крайне мере, так планировалось. Но рассказывать об этом деле автор будет как «свидетель-очевидец».

Это «уголовное» дело крайне возмутительно, возбуждение его противозаконно и не логично! Основанием для привлечения к ответственности, стало содержание художественного произведения, слова и мысли, произнесенные вымышленными персонажами повестей и рассказов.

Жаль, что Каминской так и не удалось заняться этим делом. По сей причине описание этого дела довольно краткое.

Следующий политический процесс, в котором Каминская уже смогла реализовать свой профессиональный потенциал – дело по обвинению Владимира Буковского.

Познакомилась адвокат с Буковским уже в Лефортовской тюрьме, следственном изоляторе КГБ.
Так состоялось мое первое знакомство с человеком, имя которого теперь стало знаменитым. Это он удостоился вполне заслуженной чести быть гостем английской королевы и беседовать с президентом США Картером. Это его, «недоучившегося студента», «уголовного преступника», «тунеядца», «хулигана» (так писали о нем в советских газетах) советское правительство обменяло на генерального секретаря Коммунистической партии Чили Луиса Корвалана. Имя этого человека Владимир Буковский. И было ему тогда 24 года. И не было известности, славы, сопутствующего им почета.

Каминская восхищается храбростью и чувством ответственности Буковского, приводит цитаты из протоколов его допроса, где он абсолютно один, а против него КГБ. Она возносит его к героям, и я полностью с ней солидарен. То, что говорил и делал он, требует настоящего мужества!

В то время инакомыслящих не только судили как уголовников, но и «лечили» психиатры. И в этом деле это тоже нашло свое отражение:
Я впервые столкнулась с медицинскими документами, в которых независимость политических суждений и критика советского образа жизни открыто признавались признаками душевного заболевания.

Далее следует еще один политический процесс над Ларисой Богораз и Павлом Литвиновым, которые устроили митинг на Красной площади против ввода советских войск в Чехословакию в 1968 году. Очень много интересных фактов можно почерпнуть из этой части книги.

В этом процессе черта между двумя враждебными лагерями была видна еще более отчетливо. Вот как написал автор о той атмосфере, что царила на стороне адвокатов и демонстрантов:
Мне кажется, что в нашем процессе адвокатов, как и подсудимых, объединяло прекрасное чувство солидарности, готовности помочь друг другу и безусловное уважение к мотивам, которыми руководствовались наши подзащитные. Объединяло нас чувство ответственности, чувство профессионального долга, которое я, вслед за Константином Бабицким, не побоюсь назвать высоким.

Далее еще одно политическое дело по защите Юрия Галанского – молодого поэта, который также не смог смириться с советским беззаконием и несправедливостью, и ощутил на себе всю жестокость того режима. Его история – настоящая трагедия, о которой автор не мог не поведать читателю.

Также автор расскажет о событиях предшествующих ее уезду из Советского Союза, о той угрозе, что нависла над нею и ее мужем. И эта угроза усилилась, когда она взялась за еще одно политическое дело по защите Ильи Габая и Мустафы Джемилева, которые боролись за право крымских татар проживать там, откуда их несправедливо депортировали.

В этом процессе, Каминская столкнулась с самым… глупым судьей в своей карьере. Слушая его, она говорила:
– Господи, какой же он идиот!

Подтверждение этому можно найти прочитав такие строки из его частного определение по отношению к Каминской:
Адвокат Каминская в открытом судебном заседании утверждала, что каждый человек может самостоятельно мыслить, что убеждения и мнения не могут повлечь за собой уголовной ответственности, и на этом основании просила об оправдании подсудимых.

Вообще автор иногда будет делать отступления, и рассказывать о некоторых других делах и о других подсудимых в своих делах, иногда лишь вскользь, а иногда очень даже детально и все это очень гармонично.

Откуда ж берется охота,
Азарт, неподдельная страсть
Машинам доказывать что-то,
Властям корректировать власть?
(Юлий Ким. Адвокатский вальс)

Оцініть рецензію:
Зараз присутні 0 користувачів та 4 гостя.